Итальянцы в Москве: Джованни Беллини

Год Италии в России продолжает приносить сюрпризы, и одним из таких стало прибытие в Москву картины кисти Джованни Беллини.

Этот небольшой по размеру портрет, хранящийся с середины XVIII столетия в музеях Капитолия в Риме, относится к поворотному периоду в итальянской живописи. И это сразу по нескольким причинам.

Дело в том, что вполне естественная сегодня для зрителя композиция портрета была в момент его создания, в конце XV века (по мнению специалистов — около 1490 года), совершенно новаторской. Традиция требовала изображать людей в профиль, подобно рельефу, отчеканенному на медали или монете. Понятно, что сходство таким образом передавалось, но до психологизма было далеко. И лишь под влиянием северного живописного стиля – прежде всего фламандского – живописцы Венеции (где и жил Беллини) стали писать портреты фронтально или в три четверти.

Новым тут была и техника – портрет написан маслом по дереву. Масляная живопись тогда только начинала входить в обиход.

Можно отметить и костюм портретируемого. Темный, нейтральный, он не отражает – как было принято ранее – социального положения и статуса персонажа. Такова действительно была мода конца XV века – когда, по мнению специалистов, портрет и был написан. И если ранее на портретах изображали прежде всего дожей и высокопоставленных вельмож, то в это время стали получать распространение портреты обычных венецианцев (хотя и принадлежавших, разумеется, к верхушке общества).

Датировка работы, между тем, важна для попыток выяснения личности изображенного. Точных сведений о нем нет. Известно, что в музеи Капитолия работа попала в середине XVIII века, а до этого свыше ста лет находилась в коллекции, основанной одним из кардиналов. Но больше столетия выпадает – и за это время информация об изображенном оказалась утраченной.

Так что в нашей традиции картину сейчас именуют «портретом молодого человека». А итальянцы написали на раме Ritratto di ignoto – «портрет неизвестного»

Встречали работу, как положено, торжественно и с карабинерами.

Довольно неожиданным оказалось место экспонирования. Московский дом фотографии (то есть теперь он себя именует «Мультимедиа арт музей», но это я выговорить не в состоянии). Здесь портрету выделили целый этаж (или, если угодно, балкон).

Кстати, экспонирование картины Беллини совпало здесь с другой итальянской выставкой. Это уже другая эпоха – середина ХХ века. Когда, кстати, итальянские художники опять оказывались среди новаторов.